Деградация разведки
5 АПРЕЛЯ 2018, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Теперь даже смешно вспоминать, что в 2012 году, когда Министерство обороны впервые провело международную конференцию по безопасности, некие энтузиасты в погонах говорили, что со временем она может стать площадкой для серьезного межгосударственного диалога, составить конкуренцию «Давосу по безопасности» — Мюнхенской конференции. Если открывшаяся 4 апреля в Москве VII конференция о безопасности и может о чем-либо свидетельствовать, то о том лишь, до какой степени деградировала идея диалога. Западное экспертное сообщество в большинстве своем игнорировало мероприятие. Бойкотировали конференцию и официальные деятели государств НАТО. Наличие все более многочисленных делегаций из Азии и Африки не меняет сути дела. Неслучайно организаторы, вопреки обыкновению, воздержались от публикации списка участников.

В этой ситуации высокопоставленные отечественные чиновники — министр обороны Сергей Шойгу, глава внешнеполитического ведомства Сергей Лавров, директор ФСБ Александр Бортников, глава СВР Сергей Нарышкин — сконцентрировались на том, чтобы сделать свои выступления максимально конфронтационными (очевидно, именно по этому признаку в Кремле ныне определяют лояльность силовиков). Так, четыре батальонных тактических группы НАТО, размещенные в странах Балтии, превратились в интерпретации Сергея Шойгу в «10-тысячный контингент, имеющий все виды наступательных вооружений». Глава ФСБ Александр Бортников, как и ему и положено, вел речь о борьбе с террористической угрозой. При этом он напирал на то, что злокозненные террористы широко используют в своих целях интернет, социальные сети и мессенджеры. Подтекст был совершенно очевиден – дальнейшие ограничения и запреты в этой сфере будут обосновываться необходимостью борьбы с терроризмом. Логика здесь совершенно восхитительная. Если следовать ей, то спецслужбы должны в ближайшее время поставить под строжайший контроль продажу картошки или, к примеру, риса. Ведь наверняка большинство террористов употребляли в пищу эти продукты. В действительности дело в том, что интернет пугает российских начальников своей неподконтрольностью, способностью стать в какой-то критический момент инструментом коллективной самоорганизации.

Однако самое большое впечатление на меня произвел спич Сергея Нарышкина. Люди из разведки традиционно немногословны и сдержаны в проявлении эмоций. А если уж они и делают какие-то публичные заявления, то исключительно для того, чтобы предупредить общество о надвигающихся опасностях. Вспомним хотя бы об опубликованных в середине 90-х докладах СВР, которую возглавлял тогда Евгений Примаков. Один из них, посвященный ядерной угрозе на Корейском полуострове, явно предвосхитил то, что мы наблюдаем теперь. Что до Нарышкина, то его речь представляла собой не анализ более чем сложной международной обстановки, а квинтэссенцию киселевско-соловьевских пятиминуток ненависти.

ТАСС

Проклятый Вашингтон в своей неизбывной злобе и желании сохранить всемирную гегемонию ополчился на Россию, которая не только демонстрирует непослушание, но и является форпостом прогрессивного, то есть в новой терминологии — «полицентричного» человечества. Запад же в нарышкинской интерпретации всеми силами пытается сохранить давно отжившие институты. Среди таковых он называет не только НАТО (заявления об устарелости Североатлантического альянса давно стали общим местом в выступлениях российских начальников), но и … Европейский союз. Тут, как можно предположить, дает себя знать раздражение позицией западноевропейских государств. Мало того, что ввели санкции после аннексии Крыма и развязывании секретной войны на Донбассе (на конференции тему украинского кризиса практически не затрагивали – в итоге получалось, что Запад ни с того, ни с сего развернул враждебные действия против России), но еще и солидарно поддержали Британию, на чьей территории был совершен террористический акт.

Солидарность западных государств – явно больная тема для Нарышкина. Американских союзников он иначе как «страны-сателлиты» и не называет. Об элементарной логике начальник российской разведки не заботится вовсе. Сначала он заявляет, что «охваченный страхом перед переменами Запад готов возводить вокруг себя новый железный занавес. При этом поистине поражает тот уровень лицемерия, которым Вашингтон и его сателлиты сопровождают проецирование так называемого западного могущества». Однако потом выясняется, что «от американцев начинают отдаляться даже их самые верные спутники – европейцы». С чьей тогда помощью Вашингтон строит этот самый «железный занавес»?

ТАСС

Отдельный разговор — это представления Нарышкина о внутреннем развитии западного общества. По словам главы СВР, «в настоящее время под предлогом торжества свободы по всему миру происходит насильственное размывание традиционных ценностей, таких как религия, нация, семья и даже половая принадлежность… Доходит до того, что интересы большинства открыто ущемляются в так называемых демократических странах». То, что погрязшая в разврате «Гейропа» деградирует, еще одно общее место в речах отечественных политиков. Но в устах разведчика звучит странно. Помнится, Сергей Нарышкин демонстрировал необыкновенную радость после назначения главой СВР с должности спикера Госдумы. Хорошо, мол, вернуться в родные пенаты. Теперь вот выясняется, что работа внутри бешеного принтера не прошла бесследно. В данном случае эта бредятина — что-то вроде иностранного акцента у разведчика-нелегала, вернувшегося из длительной зарубежной командировки. Как видим, бывает очень прилипчиво.

Если все это лишь попытка дать Западу отлуп с помощью незамысловатых софизмов и откровенного лицемерия – полбеды. Настоящая беда – если в экзерсисах Нарышкина содержится отзвук того анализа и рекомендаций, которые СВР направляет в Кремль. Неприязнь Владимира Путина к открытым источникам информации общеизвестна. Зато он полностью доверяет секретным докладам спецслужб. И если главу государства пичкают такими построениями, это и есть действительная угроза безопасности страны.

Фото: 1. Россия. Москва. 4 апреля 2018. Министр обороны РФ Сергей Шойгу во время выступления на VII Московской конференции по международной безопасности в гостинице Radisson Royal. Михаил Терещенко/ТАСС
2. Россия. Москва. 4 апреля 2018. Руководитель Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин во время выступления на VII Московской конференции по международной безопасности в гостинице Radisson Royal. Михаил Терещенко/ТАСС
3. Россия. Москва. 4 апреля 2018. На VII Московской конференции по международной безопасности в гостинице Radisson Royal. Михаил Терещенко/ТАСС














  • Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.

  • "Коммерсант": Дальнейшие меры в отношении России — и, вероятнее всего, имена... потенциальных фигурантов черных списков — в ближайшие дни будут обсуждать на различных европейских площадках.

  • Максим Дбар: Западные дипломаты приезжают на встречу. К ним выходит Лавров и начинает прилюдно есть дерьмо.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Переход триумфа в катастрофу
9 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Внешнеполитическую деятельность довольно часто сравнивают с военными действиями. «Дипломатическое наступление», «МИД перешел в глухую оборону» — этими сравнениями пестрят российские и зарубежные газеты. Причина понятна: в обоих случаях происходит столкновение интересов разных государств, часто прямо противоположных. Отсюда — накал страстей и противоборство интеллектов. При этом часто без внимания остается принципиальное отличие дипломатических баталий от тех, что происходят на поле боя. В дипломатии не должно быть побежденных, победой является совместная договоренность или, по крайней мере, достижение взаимопонимания.
Прямая речь
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.
В СМИ
9 ФЕВРАЛЯ 2021
"Коммерсант": Дальнейшие меры в отношении России — и, вероятнее всего, имена... потенциальных фигурантов черных списков — в ближайшие дни будут обсуждать на различных европейских площадках.
В блогах
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Максим Дбар: Западные дипломаты приезжают на встречу. К ним выходит Лавров и начинает прилюдно есть дерьмо.
Сомнительные диагнозы, примитивные рецепты
28 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Сначала планировалось онлайн выступление главного начальника в рамках виртуального форума «Давосская повестка дня 2021», а потом — обыски и аресты. Но потом решили совместить. Как ни крути, борьба с крамолой для российской власти куда актуальнее. В результате обещанное президентским толмачом «объемное и интересное» выступление Путина, наложившись на репрессии, стало куда объемнее и интереснее, нежели первоначально планировалось. Следует признать, что факт приглашения главы российского государства выступить в рамках Давосского форума — большой успех Кремля.
Прямая речь
28 ЯНВАРЯ 2021
Алексей Макаркин: Реальный сектор адаптируется к национальным государствам, а новая экономика перестраивает их в соответствии со своими стандартами. И Россия оказалась в авангарде тех, кто требует это ограничить.
В СМИ
28 ЯНВАРЯ 2021
МК: Напуганная аудитория, казалось, была вправе ожидать готовых рецептов, следование которым позволит предотвратить глобальную катастрофу, но их у российского президента, увы, не нашлось.
В блогах
28 ЯНВАРЯ 2021
Boris Zeitlin: Припугнув Давос концом цивилизации, Х-ло приказало выпилить Навальному дверь
Вперед, в прошлое… В холодную войну
27 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В мае 1977 года, больше сорока лет назад, в Женеве проходила встреча глав внешнеполитических ведомств США и СССР. По завершении которой госсекретарь Сайрус Вэнс сообщил журналистам, что сторонам удалось существенно сузить сферу разногласий. А вот советский министр иностранных дел Андрей Андреевич Громыко с обычной кислой миной на лице поведал, что основные различия в подходах сохраняются и что США продолжают свои попытки добиться односторонних преимуществ. После чего репортерам оставалось лишь гадать, провели ли советский министр и американский госсекретарь последние три дня на одной и той же встрече.
Прямая речь
27 ЯНВАРЯ 2021
Константин фон Эггерт: Не следует ожидать каких-либо резких антикремлёвских действий со стороны Вашингтона, только периодической резкой риторики, не более.